На главную | Город Выборг

]]>]]>

«Дорогому цыпленку» от «старой курицы»

августа 7, 2017 Автор: redactorric

NIK_37811.jpg

Документы архива Романовых из частной лондонской коллекции должны были уйти с молотка на аукционе Sotheby's, однако по просьбе ГМЗ «Царское село» были выкуплены минувшей зимой «Сбербанком» за 5,3 миллиона рублей. Выставка архива планируется в апреле 2018 года, но некоторые письма «Фонтанке» удалось прочесть уже сейчас.
Архив Романовых – это письма, фотографии, телеграммы и рисунки, которые, предположительно, находились у потомков великой княгини Ксении Александровны – дочери Александра III и императрицы Марии Федоровны.
«Дружественные нашему музею дилеры сообщили мне, что в Лондоне в скором времени на аукцион будет передан архив семьи Романовых, без уточнения содержания, – рассказывает директор ГМЗ «Царское село» Ольга Таратынова. – Когда мы узнали состав этих документов, нам стало понятно, что во-первых, эти документы должны принадлежать России, во-вторых, они не должны быть разобщены, потому что это блоки документов, и в-третьих, что желательно, чтобы они были в нашем музее».
Теперь документы изучают научные сотрудники музея, и к 150-летию со дня рождения Николая II, а также к скорбной дате 100-летия расстрела царской семьи — 17 июля 2018 года — музей планирует выставку и научные публикации с расшифровками документов.
Архив охватывает документы с 1860-х по 1928 годы, в нем свыше 200 единиц. О принадлежности к великой княгине Ксении Александровне говорит сам перечень адресатов и отправителей. Это император Александр III, императрица Мария Федоровна, сама великая княгиня Ксения Александровна, великий князь Михаил Александрович, император Николай II и императрица Александра Федоровна, великий князь Николай Михайлович, князь Георгий Шервашидзе и британская вдовствующая королева Александра. То или иное отношение к Ксении Александровне имеет примерно половина писем.
Письма императрицы Марии Федоровны к ее дочери хранились в полотняном конверте, туда же был вложен рисунок церкви или замка, сделанный цесаревичем Александром Александровичем в 1866 году.
Среди 36 телеграмм Александра III и Марии Федоровны шесть относятся к периоду болезни императора перед его смертью, они были вложены в отдельный конверт с надписью «Телеграммы Папа 1894 г». Некоторые удивляют содержанием.
«Чувствую себя нехорошо и слабость не проходит, – пишет император своей дочери. – Охотился очень мало и не удачно: всего убито 4 зубра, 11 лосей, 11 козлов, 21 кабан».
При этом послания раскрывают имена и прозвища, которые использовали в личной переписке члены царской семьи. Письма Ксении к брату – князю Михаилу Александровичу — начинались со слов «мой милый Миша». Но в период изгнания князя в Европу по причине морганатического брака с Натальей Брасовой, Ксения обращалась к нему как к «мистеру Брасову».
Еще забавнее обращение Александры Федоровны к Ксении — та называет ее «дорогим цыпленком», а себя – «старой курицей».
При этом часть писем написаны на английском и французском языках.
Весьма значимый — последний исторический период переписки членов царской семьи, который относится к революционным событиям.
«Мракобесие не только простолюдина, но и всей так называемой интеллигенции доведет Россию до состояния полнейшего развала, и я не верю, чтобы пресловутое Учред. Собрание спасло положение, – писал великий князь Николай Михайлович князю Шервашидзе 24/25 октября 1917 года. – Диктатора-спасителя где-то не стало на горизонте, и возможность появления такового тоже миновала после неудачной корниловской авантюры. Знаменательно и то, что при сотнях разных предположений о спасении России – имя Николая II никем не произносится, даже и в Москве...»
В письмах упоминаются имена Троцкого, Керенского, Луначарского, Ленина, который, якобы, всегда улыбался.
25 февраля 1918 года Николай Михайлович написал: «Теперь все наши друзья приготовились отправиться туда, где нет ни печали, ни радости».
К расшифровке документов сотрудники музея приступили весной.
«Мария Федоровна, датчанка, писала по-русски уверенным, очень быстрым почерком, как мы с вами пишем, – рассказывает Ольга Таратынова. – А Александра Федоровна по-русски вообще не писала, только по-английски. Некоторые письма Михаила Александровича и Николая Михайловича написаны таким бисерным почерком, что надо вглядываться, расшифровывать некоторые слова — может, потому, что были написаны уже после февральской революции, когда начались гонения, обыски, и на маленьких клочках бумаги нужно было вместить очень много информации».
Непосредственно изучением писем занималась Ирина Распопова, хранитель музейной коллекции «Рукописные материалы».
«Была проведена экспертиза в Государственном архиве Российской Федерации, все документы действительно являются подлинными, – рассказала она. – А письма читала я лично. Читая одно слово, смотрела, как те же буквы написаны в другом. Очень много абзацев написано на французском языке, но я его знаю, поэтому легко перевела».
В будущем планируется, что документы этого архива станут доступными для исследователей. Они будут размещены в западном флигеле Александровского дворца, где будет открыт «Фонд Романовых», который уже формируется из документов, принадлежавших окружению царской семьи. Сейчас дворец находится на реставрации, однако в следующем году музей планирует открыть первые несколько помещений.
«Когда какой-то объект открыт, быстрее идет реставрация, – поясняет Ольга Таратынова. – Туда ходят люди, это заставляет заказчиков торопиться, все больше его осваивать и скорее открывать».
Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

  http://calendar.fontanka.ru


 

]]>
]]>

]]>
Яндекс.Метрика
]]>