На главную | Город Выборг

]]>]]>

Русский музей решил оправдать Айвазовского

декабря 26, 2016 Автор: redactorric

IMG_1746.JPG

В корпусе Бенуа начинает работу юбилейная межмузейная выставка к 200-летию Ивана Айвазовского. Грандиозная экспозиция заняла оба крыла, вместив 250 работ — живопись, гравюру и прикладные произведения, а также личные вещи художника. Среди них недоступные ранее широкой публике картины из Адмиралтейства и работы из галереи в Феодосии. Памятуя об ажиотаже на выставке Айвазовского в Москве, в Русском музее к открытию подготовились основательно – настолько, что «подстеленная соломка» торчала отовсюду.
Первые посетители не только еще не угрожали сломать двери, но даже и не направлялись в музей – поскольку выставка для широких масс откроется только 22 декабря. Но у входа в корпус Бенуа уже появились желтые металлические ограждения.
Внутри самого музея тоже ощущалось волнение. Сотрудники поторапливали прессу проходить в залы, гардеробщица, принимая одежду, никак не успевала доесть бутерброд, а продавщица сувениров сердито сверкала глазами в ответ на ироничные замечания по поводу выставленных в витрине чехлов для телефонов с картинами Айвазовского и дождевика «Девятый вал» за неполные три тысячи рублей.
«Не важно, где больше посетителей, а где меньше, – сказал директор Русского музея Владимир Гусев, подняв неблагодарную для него тему сравнения Москвы и Петербурга. – Важно, что выигрывает художник, который получает внимание зрителей, и выигрывают посетители, потому что им представляется возможность увидеть по-разному Айвазовского — в Третьяковской галерее и здесь».
Вряд ли среди посетителей выставки, ну разве что кроме нескольких арт-критиков, найдутся такие любители Айвазовского, которые бы ездили из города в город на его выставки и могли бы сравнивать, какие картины убрали, а какие добавили, и как расставили акценты. Но именно этот сюжет вызвал у музейщиков (а с их подачи и у журналистов) особое волнение.
Еще одной темой обсуждения стал масштаб творческой личности автора, который, судя по прозвучавшим фразам, кто-то якобы намеревался принижать.
Замдиректора музея по научной работе Евгения Петрова принялась объяснять, что Айвазовского упрекают в салонности и коммерческом характере его искусства, хотя они присутствуют в творчестве и других авторов. В то время как созданные им шедевры «оправдывают всё».
«Не будьте снобами по отношению к этому художнику!» – в заключение призвала она. Но отчего-то показалось, что это приведет к обратному эффекту.
То ли после такого вступления, то ли по объективным причинам, но без снобизма как-то уже не получалось. Но касался он отнюдь не художника, а организации выставки. Дело в том, что, помимо живописи Айвазовского, на ней представлены предметы корабельной оснастки из Центрального военно-морского музея и Адмиралтейства – рынды, фонари, флаги и якоря, а также макеты судов. Все эти свидетельства эпохи своими внушительными размерами, изрядным количеством и, в основном, примитивным (по стеночкам) расположением оттесняют собственно картины на второй план и провоцируют их слишком буквальное восприятие. Они начинают восприниматься как иллюстрации, но не как аллегорические сюжеты. И так же буквально и конкретно выглядит реальное море на видеоролике в последнем зале экспозиции, разрушая, а не дополняя новыми смыслами художественную реальность.
А ведь в картинах Айвазовского всегда скрыт дополнительный образ и смысл — вера в лучшее, надежда на спасение. Недаром та же Евгения Петрова рассказала, как в 2003 году, отправив «Девятый вал» на временную выставку в Японию, они с коллегами стали свидетелями буквального поклонения этой картине со стороны жителей страны, пережившей в своей истории не одну природную катастрофу.
К художнику-то как раз «претензий» нет: коммерческий успех уже давно перестал быть негативной характеристикой чьего-либо творчества, а магия искусства есть магия искусства. Все так же манят в пучину прозрачные морские волны, все так же томны виды Константинополя под усталым солнцем, так же умиротворенны «Лунные ночи» – вне зависимости от того, над какой страной восходит Луна. А кроме всего прочего, поражают краски — никакая репродукция (в том числе в каталоге выставки) не передает их оттенков, глубины и богатства.
Приятно удивили картины из Феодосийского собрания. Хотя специалисты во главе с заведующим отделом живописи XVIII – начала XIX века Русского музея Григорием Голдовским сочли более ценными в крымской коллекции пейзажи «Ниагарский водопад» и «Ледяные горы», сильнейшее впечатление оставляет картина «Хождение по водам» (1897 год). Как и расположенная рядом с ней аллегорическая картина «Гибель корабля Лефорт» из собрания Центрального военно-морского музея. Светящиеся полупрозрачные изображения Христа на обоих работах передают ощущение творящегося чуда.
Да, художник — один ли или с помощью коллег – написал целых шесть тысяч работ. Да, где-то на его картинах свет падает под неверным углом, а изображение людей — вообще не его конек (что Айвазовский и сам признавал). Да, кто-то не увидит высокого искусства в его подарочных мини-пейзажах, вмонтированных в фотопортреты самого художника. А кто-то расскажет то ли байку, то ли быль, что у Айвазовского был целый «рулон» написанного заранее «моря», который тот отматывал по мере необходимости и пририсовывал корабль, горы или что там еще попросят муза или заказчик.
Сегодня взгляды на искусство стали гораздо шире, талантливого человека принимают целиком, с куда большими грехами, нежели алчность. Да и то, разве можно назвать Айвазовского алчным, если, собрав всевозможные награды и занимая вторую строчку в табели о рангах (на уровне адмирала), он не бросал искусство. А самое главное — он занимался вопросами охраны памятников Крыма, на свои деньги выстроил здание Феодосийского музея древностей, инициировал постройку концертного зала, морского порта и железной дороги Феодосия-Джанкой, и даже провел в Феодосию водопровод из принадлежавшего ему Субашского источника, что неподалеку от Старого Крыма... Жители города стали бесплатно получать воду, а построенный тогда в парке у набережной фонтан (по образцу константинопольского) сейчас носит имя Айвазовского.
Рассматривать его творчество будет нелишним в контексте его личности — масштаб которой позволяют оценить многочисленные награды, обладателем которых он стал (на выставке представлены не те конкретные ордена, что носил на груди художник, служивший живописцем Главного морского штаба России, но их образцы). А еще – картина «Корабли на Феодосийском рейде. Чествование Айвазовского по случаю его 80-летия», на которой посетитель выставки видит множество судов, выстроившихся в гавани перед величайшим певцом моря.
Кстати, как было объявлено в Русском музее, этот парад в Крыму планируется повторить 29 июля 2017 года — когда в Феодосии будут отмечать 200-летие со дня рождения Ивана Константиновича Айвазовского.
Алина Циопа, Фонтанка.ру

  http://calendar.fontanka.ru/


 

]]>
]]>

]]>
Яндекс.Метрика
]]>