На главную | Город Выборг

]]>]]>

Осадный корпус генерал-адмирала Ф. М. Апраксина

марта 25, 2010 Автор: редактор

Ф.М. Апраксин

Ф.М. Апраксин

 

После победы под Полтавой русская армия получила возможность перейти к дальнейшим наступательным действиям на северо-западном театре военных действий.
Наступление в 1710 году развивалось на двух направлениях: на побережье Балтийского моря (где ещё осенью 1709 г. была осаждена Рига) и на Финляндском - Выборг и Кексгольм. "Главная крепость" Выборга в 1710 г. состояла из пяти бастионных фронтов: бастионов Гольц, Ньюпорт (Нипорт), Клейн-Платформ, Вассерпорт и Элеонора, соединенных каменной стеной. Другая часть крепости, соединявшаяся с главной, состояла из трех земляных бастионных фронтов (Вальпорт, Панцерлакс и Эвроп). Перед куртиной, соединявшей два последних бастиона, располагался равелин Крон и два капинира, а перед куртиной, соединявшей бастионы Эвроп и Элеонора - равелин Клейн. Оба равелина, по-видимому, были земляными. Внутри главной крепости все строения были каменные, а внутри другой крепости - деревянные, за исключением каменной круглой башни, называвшейся Петербургской. Отдельно от этих укреплений на островке располагался каменный замок Шлосс, соединявшийся с главной крепостью при помощи моста.
Следует заметить, что к тому времени выборгские крепости пришли в упадок, так как шведское командование вообще довольно мало внимания уделяло этим территориям и средства на ремонт отпускались очень незначительные. При этом укрепления Нотебурга и Ниеншанца считались достаточными для охраны границ, поэтому Выборгу доставались лишь жалкие крохи. Однако в 1702 г. в нем были произведены небольшие ремонтные работы под руководством капитана Л. Х. Стобекса.
Гарнизон Выборга в 1710 г. насчитывал 6000 человек (по данным Б. Адамовича и А. И. Дубравина - 4000 человек) и Комендантом крепости с 1702 г. являлся З. Аминоф, однако он был немолод и слаб здоровьем. Поэтому в феврале на должность командира второго пехотного губернского полка был назначен полковник М. Шернстролле, который и руководил обороной города. Крепость имела на вооружении 151 орудие.
Следует заметить, что это уже была не первая попытка русских войск захватить Выборг: в октябре 1706 г. к этому укреплению был направлен осадный корпус под командованием Р. В. Брюса. 22 октября поставили мортиры и начали бомбардировку, продолжавшуюся 4 дня и вызвавшую в крепости 5 пожаров; после чего войско за поздним временем отступило к Петербургу. Причиной неудачи этой попытки считается отсутствие флота и осадных пушек. Кроме того, осень не являлась подходящим временем для осадных операций. Аналогичная идея появилась у царя в 1708 г., но она была отвергнута генеральным советом из-за вторжения шведской армии.
21 февраля 1710 года Петр I подписал указ о походе к Выборгу и о развертывании осадных действий против Выборгской крепости. По опыту первого похода к Выборгу в 1706 году Петр прекрасно представлял себе предстоящие трудности осады, обусловленные приморским положением крепости, мощью крепостных сооружений, силой крепостной артиллерии и многочисленным гарнизоном. Трудности овладения Выборгской крепостью усугублялись наличием у шведов сильного флота, который обычно с весны, после зимней стоянки в Карлскроне, приходил в район Березовых островов, прикрывая подступы к Выборгу со стороны моря. В силу всех этих трудностей осада потребовала особенно тщательной подготовки.
Замысел Петра I сводился к тому, чтобы взять Выборг совместными действиями сухопутных сил и флота, осуществив предварительно блокаду крепости и проведя осадные действия методом постепенной осады, с широким развертыванием инженерных работ и использованием артиллерии. Разработанный русскими план осадных действий намечал: формирование осадного корпуса (в целях скрытности оно проходило на о. Котлине), переход осадного корпуса к Выборгу по льду, блокирование Выборга, проведение инженерных работ, разрушение крепостных стен огнем артиллерии. Одновременно со вскрытием льда в Финском заливе намечался поход Балтийского флота к Выборгу и доставка морем войск, артиллерии, боеприпасов и продовольствия. Только по проведении всех подготовительных мероприятий должен был состояться штурм крепости согласно специально разработанному плану. Штурмовые действия намечалось вести с двух сторон: со стороны пролива (по специально построенным мостам) и с сухопутной стороны. Со стороны моря штурмовые действия должен был поддерживать галерный флот.
Выполнение намеченного плана осады потребовало огромного напряжения сил осаждавших и искусного руководства.
К моменту появления указа Петра I о походе к Выборгу и развертывании осадных действий формирование осадного корпуса подходило к концу. Отобранные в состав корпуса воинские части были сосредоточены на острове Котлине, откуда и должен был начаться поход к Выборгу.
Командование осадным корпусом царь возложил на генерал-адмирала Ф. М. Апраксина. Ближайшими его помощниками были: петербургский обер-комендант генерал-майор Роман Брюс, генерал-майор Беркгольц и бригадир Чернышев. Последний прибыл во главе семи пехотных и одного драгунского полка из-под Полтавы, где он был одним из активных участников знаменитого сражения.
2 марта Ф. М. Апраксин получил указ атаковать Выборг и собрался выступить 15 числа. Однако 16 марта он находился ещё на острове Котлин, откуда писал Я. В. Брюсу, что отправляется "завтрашнего числа".

11 марта 1710 года Апраксин уже доносил с Котлина царю о количестве подвод и запасов, заготовленных к походу. Из донесения Апраксина видно, что для перевозки провианта и вооружения имелось 2609 подвод, которые были распределены по 16 полкам, из расчета 163 подводы на каждый полк.
В состав осадного корпуса входили 12 пехотных полков и 4 драгунских. Общая численность корпуса была равна приблизительно 13 000 человек. Парк осадной артиллерии состоял из двенадцати 12-фунтовых пушек и четырех мортир.

О времени выхода осадного корпуса с Котлина Апраксин писал царю: "Зело имею опасность, чтобы подводы не умеш-кали, однакож Вашему Величествию доношу, с чем сберусь, с тем сего месяца шестаго на десять числа, ежели изволит Ваше царское Величествие, неотложно пойду".
15 марта Петр I спешно приехал на остров Котлин, где произвел смотр войскам корпуса, а на другой день Апраксин планировал выступить в поход. Но выступить он смог лишь 21 марта и в тот же день с кавалерией подошел к крепости, а пехота и артиллерия прибыли на следующий день.

Относительно количества артиллерии, взятой под Выборг, возникли разногласия. В большинстве источников - "Журнале Петра Великого", "Реляции о взятии Выборга", "Житие и делах великого государя" и в "Летописи Выборгской крепости" - указывается, что было 10 пушек 12-фунтового калибра и 3 мортиры. Н. Г. Устрялов считал, что имелось 10 пушек (12-фунтовых) и 5 мортир, М. М. Бородкин - 24 пушки и 4 мортиры, а М. В. Васильев - 12 пушек и 4 мортиры (на источники никто из этих исследователей не ссылается).
В нашем распоряжении имеется ещё один источник - письмо Ф. М. Апраксина Петру I от 2 апреля 1710 г., в котором он отмечал, что "неприятель выстроил против нас три батареи; стреляет зело жестоко и цельно: одну пушку у нас разбили, а другая раздулась от многой стрельбы; осталось у нас на батареях 10 пушек..." (кстати говоря, это единственный известный нам случай при осадах крепостей, когда шведской артиллерии удалось вывести из строя русское орудие). Таким образом, в поход под Выборг первоначально было взято 12 пушек, но при стрельбе было задействовано только из 10 (одиннадцатая пушка вышла из строя очень быстро - к 2 апреля было сделано только 60 выстрелов из пушек). Следует признать, что Н. Г. Устрялов и М. В. Васильев были правы. Что же касается мортир, то их, скорее всего, было три.
Зная силу Выборгской крепости, следует признать, что войск и артиллерии было выделено недостаточно, но Петр I и Апраксин рассчитывали, что с открытием навигации осадный корпус можно будет пополнить людьми и артиллерией. Однако взять больше было невозможно, так как артиллерию везли по льду; ибо сухим путём добираться было трудно. Видимо, на этом этапе в задачу Апраксина входило лишь блокировать крепость и постараться причинить ей как можно больше вреда. Пока же, действуя методом постепенной осады, можно было наличными силами развернуть инженерные работы и одновременно беспокоить крепость огнем пушек и мортир.
Переход осадного корпуса к Выборгу был организован по льду Финского залива, а не по суше. Для выбора этого маршрута имели значение прежде всего условия местности на Карельском перешейке. Сильно пересеченная местность, обилие озер, протоков, болот, камней делали дорогу очень трудной. Сохранилось следующее весьма яркое описание одной дороги в районе Выборга: "Дорога везде зело тесна и камениста, гориста, лесна, также и зело много вод, и телегами проходить с великим трудом, и зело бескормна, и жители по той дороге до основания разорены". Естественно, что такой дороги приходилось избегать. Далее, надо было учесть и момент внезапности. Апраксин рассчитывал явиться в Выборг неожиданно, а для достижения этого надо было всячески избегать встреч с отрядами генерала Либекера, оставшимися на Карельском перешейке.
Переход по льду оказался очень трудным и потребовал огромного напряжения сил личного состава корпуса. Войска Апраксина с честью выдержали суровое испытанье и 21 марта были уже под Выборгом, пройдя свыше полутораста верст ледяной пустыней.
Для достижения внезапности Апраксин, минуя Березовые острова, повернул на северный берег Выборгского залива и, двигаясь обходным путем, мимо озера Терваярви (район поселка Терваиоки, расположенного напротив Тронгзунда - ныне города Высоцка), вышел на дорогу, соединяющую Выборг с Финляндией.
21 марта 1710 года передовой отряд под командой бригадира Чернышева подошел к предместьям Выборга с северо-западной стороны, откуда шведы меньше всего ожидали появления русских войск. Выборг оказался отрезанным от своего тыла - Финляндии.
При этом русские войска сразу овладели посадом, который шведы попытались сжечь, но были отогнаны в крепость. В тот же день, как сообщил царю Ф. М. Апраксин, "к оной крепости приближались апрошами, которые с великим трудом приводили, ибо в то время ещё там были великие морозы, к тому ж и ситуация кругом той крепости камениста, от чего немалое было помешание; однако ж, хотя и с трудом, апроши привели к морскому проливу, который под самым городом в расстоянии мушкетной стрельбы, в чем много помогли мешки с шерстью, где голые каменья были. А на другую сторону... для приводу апрошев отправлен был генерал-майор Беркгольц с шестью полками, которые также апрошами к городу приближались". К этому следует добавить, что работа проходила под огнем шведской артиллерии; начавшегося ещё 21 марта, когда было сделано 250 выстрелов из пушек, а всего до 29 марта (когда, судя по ведомости, опубликованной А. З. Мышлаевским, начали стрелять русские орудия) шведы выпустили 66 бомб (но без вреда) и 1207 ядер. Кроме того, шведы сделали вылазку из крепости, но были отбиты с уроном для них.
В "Реляции о взятии Выборга" дано следующее описание завершения похода осадного корпуса: "Господин адмирал-генерал граф Апраксин с выборными ротами, с четырьмя драгунскими и с несколькими пехотными полками, которая пехота наперед при кавалерии отправлена была под командою бригадира Чернышева, пришел к помянутой крепости в 21 день. А в 22 день марта пришла к Выборху и достальная вся пехота, которая была под командами двух генералов-майоров Брюса и Беркгольца".
В посаде Хиетала (район нынешнего Гвардейского поселка, под Выборгом), куда пришел авангард Чернышева, оказались два шведских полка. Завязался бой. Шведы не выдержали натиска русских и отступили в крепость.
Апраксин писал по этому поводу царю: "21 числа в седьмом часу пополуночи с кавалериею и с пехотными полками пришел благополучно и посад при Выборхе... овладели и пост заняли; где было неприятельских два полка, которые, не вытерпи от наших солдат жестокого наступления, принуждены отступить в крепость. Магазейны смольные, также и артиллерные, сами зажгли и весь посад, сколько возможно трудились, чтобы сжечь; только наши солдаты того им делать не велели. При том наступлении взято от неприятелей капрал от драгун, да солдат пять человек и один музыкант и несколько других чинов. Которым начатым делом Ваше Величе-ствие поздравляю, а что взятые языки в распросе сказали, при сем посылаю... письменное доношение... При взятии посада убито от наших два человека солдат, раненых двенадцать человек; от неприятелей побито и ранено не малое число".
В ходе этого первого боя было захвачено десять судов, находившихся в Выборге на зимней стоянке, и с ними 72 человека команды.
Овладение посадом дало возможность подойти к самому городу со стороны крепостного моста и замка "Высокий Герман". Апраксин произвел рекогносцировку крепости, а затем составил план размещения сил.
Не совсем ясна дата начала обстрела Выборга русской артиллерией. По данным Реляции и Журнала Петра Великого, огонь был открыт 1 апреля. Однако Ф. М. Апраксин сообщал царю, что "бомбардировать Выборг и замок начал 30 марта, в первый день посадили в город и замок 130 бомб, в другой 90...". Кроме того, А. З. Мышлаевским опубликована "Ведомость, сколько выстрелов из мортир и из пушек из Выборга марта с 21 числа апреля по 9 число, также что и от нас к ним в город выпалено". В ней указано, что стрельба началась 29 марта, когда было сделано 148 выстрелов из мортир и 60 - из пушек; а в следующие три дня действовали только мортиры, из которых выпускалось по 100 бомб ежедневно. Какому из источников следует верить в этом случае, сказать трудно. Ясно только то, что с русской стороны стрельба началась в конце марта или в первый день апреля. Всего же за первый период осады атакующие сделали 2975 выстрелов из мортир и 1531 из пушек; шведы ответили 399 залпами из мортир и 7464 из пушек, то есть перевес осажденных был очевиден. При этом 5 апреля Ф. М. Апраксин отмечал, что "... пушки наши нам мало помогают, понеже зело малы и легки; когда мы начнем стрелять, то неприятель противу одной из десяти стреляет". Однако мортиры наносили ощутимый урон выборгским постройкам и живой силе противника (во время бомбардировок жители прятались в погреба, а солдаты, по словам перебежчиков, оставались на валах, опасаясь приступа со стороны атакующих).

Планом Апраксина предусматривалось обложение крепости с двух сторон, как это и намечал Петр I: со стороны крепостного моста и замка и с противоположной, сухопутной стороны. Со стороны крепостного моста город отделялся от войск Апраксина проливом, в середине которого, на небольшом острове, стоял замок. Войска намечено было разместить по берегу, вдоль пролива, вплоть до оконечности косы, вдающейся в Выборгский залив. Выход к проливу Апраксин наметил двумя ветвями апрошей (окопов), дававшими возможность приблизиться с одной стороны к замку, а с другой стороны - идя вправо, на оконечность косы, охватить самый уязвимый фас, обращенный к устью пролива и не прикрытый огнем из замка. Кроме того, Апраксин приказал соорудить два шанца в тылу отряда, чтобы отразить возможное нападение шведов с тыла. Командование этим участком Апраксин возложил на генерала Брюса.
Для обложения и осады крепости с противоположной, петербургской стороны Апраксин выделил шесть полков под командой генерала Беркгольца.
Свой план осады Выборгской крепости Апраксин послал царю в Петербург: "В какой дистанции заняли пост от крепости, посылаю до Вашего Величествия априс и надеемся, с божиею помощью, по четырех днях приближимся к Высокому Герману и станем его ломать, понеже зело нам докучает и далеко стреляет... Управясь шанцами отделю одну дивизию (Беркгольца) на другую сторону, где были в первый приход и, через помощь божию, надеюсь, что неприятель никакой диверзии сикурсом учинить не может... Генерал майор Либекер выехал до приходу нашего в Стекгольм за восемь дней; сказывают взятые языки, будто по письму от Сената, и взял с собой полк свой; я рассуждаю, что больше для обнадеживания народа; буду о нем пространно проведывать и доносить Вашему Величествию впредь. А на его место в Выборхе комендант переведен из Стекгольма Стерн Страс, который был комендантом при Нарвском взятии в Иване-городе".
Царь, внимательно следивший за действиями осадного корпуса, сразу же ответил Апраксину на его донесение. Он писал (24 марта): "Приятное ваше писание о счастливом приходе и блокаде и овладении по доброй акции посадом сего утра вручено, которым добрым сего дела началом вашу милость взаимно поздравляем и всех с вами трудившихся. Что же ваша милость пишет, что хочет ломать Ланг-Герман, а мне мнитца, ежели возможно, зело удобнее сделать брешь в стене замка того, в чем оной Герман стоит, оной с помощью божией штурмовать. Сие пишу советом, а не указом, понеже вы ближе к тому месту, можете лутше осмотреть и сделать что удобнее".
Генерал-майоры Беркгольц и Р. В. Брюс даже обратились к Ф. М. Апраксину с предложением штурмовать крепость, не дожидаясь "изготовления бреша", так как в случае ожидания можно потерять от болезней и ран людей больше, чем на штурме. Петр, узнав об этом из письма адмирала, посчитал, что это "...зело изрядно, но и зело опасно". При этом он отметил: "однако ж оной штурм мы, яко далеко будущия оттоль, весьма не возбраняем, но даём на ваше рассуждение... что ежели совершенную надежду в том видите, то с богом, а ежели оная худо последовать будет, то должны будете дать ответ".

Очень скоро выяснилось, что "делать брешь" удобнее в первую очередь в западной крепостной городской стене, а не в стене замка, ибо последний был "зело укреплен". Ход осады показал, что избранное направление главной атаки (на западную городскую стену) было совершенно правильным. В атаке же против замка Апраксин преследовал цель подавлять силу огня противника.
Итак, поход к Выборгу благополучно закончился, силы осадного корпуса были сохранены, принцип внезапности достигнут, Выборг был окружен и отрезан от Финляндии. Началась осада Выборга, длившаяся с 22 марта по 13 июня 1710 года.

По материалам:
1. Осада и взятие Выборга русскими войсками в 1710 г.
© Славнитский Н. Р. // Victoria. Gloria. Fama. Материалы Международной научной конференции, посвященной 300-летию Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. СПб., 2003. Ч. 3. С. 93-97.
2. Сайт ]]>http://www.188800.ru]]>

 

Чернышев Григорий Петрович

Чернышев Григорий Петрович








]]>
Яндекс.Метрика
]]>